АВИАЦИТАТА

Императорский всероссийский аэроклуб выработал проект положения регламентации воздухоплавания в России. По проекту все вообще полеты разделяются на 3 категории: 1) полеты учебные, 2) публичные, 3) полеты, как спорт или средство передвижения.

журнал "Дружеские речи", 1911 г.

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

16 Декабря

На данное число памятные даты отсутствуют


АВТОРИЗАЦИЯ



Энциклопедия ЛИТЕРАТУРА Статьи НАЧАЛО ПОДГОТОВКИ АВИАЦИОННЫХ КАДРОВ В РОССИИ
АВИАЦИЯ
НАЧАЛО ПОДГОТОВКИ АВИАЦИОННЫХ КАДРОВ В РОССИИ

А.В. КАРТАШЕВ, кандидат военных наук, доцент
Ставропольское ВВАИУ

первые авиашколыервые практические мероприятия по подготовке летных кадров в русской армии были проведены весной 1910 г. Осуществляло их Главное инженерное управление, которому подчинялись воздухоплавательные части армии. В марте 1910 г. семь русских офицеров и шесть нижних чинов были откомандированы во Францию: первые –  для обучения полетам, вторые –  для подготовки в мотористы.

Подготовкой летчиков для русской армии занимался также отдел воздушного флота  на средства от добровольных пожертвований. Одной из главных задач отдела была организация «обучения офицеров армии и флота, а также, если средства позволят, других лиц искусству летать на приборах тяжелее воздуха» [9. Лл. 507-518].

Первые учебно-летные формирования появились в России в 1910 г. Этому предшествовало создание авиационных клубов и обществ с целью постройки летательных аппаратов, обучению полетам, разработки теоретических проблем, организации состязаний и пропаганды авиации. Такие общественные организации работали в Петербурге, Москве, Киеве, Одессе, Саратове и других городах. Становлению российской военной авиационной школы в значительной степени способствовали Всероссийский аэроклуб (ВАК), Московское и Киевское общества воздухоплавания, Одесский аэроклуб.

К моменту создания этих учреждений в России уже около 25 лет действовал Учебный воздухоплавательный парк (УВП), размещавшийся на окраине Петербурга [1. С. 29-32]. Его предназначением являлось развитие русского военного воздухоплавания, подготовка кадров, разработка и проверка способов боевого применения аэростатов. В октябре 1910 г. УВП был реорганизован в Офицерскую воздухоплавательную школу (ОВШ) с двумя отделами – воздухоплавательным на Волковом поле, и временным авиационным – в Гатчине, который должен был ежегодно готовить по 10 летчиков. В последующем авиационный отдел школы неоднократно расширялся и в июле 1914 г. был реорганизован в Гатчинскую военную авиационную школу. Школа имела отделение в Варшаве.

Осенью 1910 г. началось формирование военной школы авиации в Севастополе. К 1 октября 1911 года она имела свыше 40 самолетов различных типов. В ноябре 1911 года состоялся первый выпуск (30 человек) офицеров-летчиков. В мае 1912 года школа была перебазирована на более удобный аэродром, к северу от Севастополя за долиной реки Кача, отчего  впоследствии получила наименование Качинской авиационной школы.  Школа имела отделения в Симферополе и Бельбеке.

Организация подготовки военных летчиков была поставлена в России в то время очень высоко. Прежде чем приступать к практическому обучению полетам, все будущие летчики проходили специальный теоретический курс, в который входили основы аэродинамики, метеорологии, авиационной техники и другие дисциплины. К чтению лекций для летчиков привлекались лучшие русские ученые и специалисты по соответствующим разделам науки.

К концу 1911 г. русское военное ведомство имело в своем распоряжении около 50 подготовленных летчиков, что дало возможность приступить к формированию первых авиационных отрядов.

Последовавший вслед за этим быстрый рост числа авиационных частей потребовал значительного увеличения масштабов подготовки авиаторов. В 1911 г. Севастопольская и Гатчинская авиационные школы подготовили 41 летчика (29 и 12 соответственно), в 1912 – 101, а в 1913 – 117 человек. К исходу 1913 г. военное ведомство имело в своем распоряжении 211 летчиков.

В первые годы летные учебные заведения царской армии комплектовались в основном офицерами других родов войск, получившими основательную общеобразовательную и военную подготовку в юнкерских училищах, которая являлась фундаментом их авиационного образования. Из 200 человек летного состава  было 164 офицера и 36 нижних чинов [10. Л. 297-299].

Но несмотря на явный прогресс в развитии военной авиации и подготовке авиационных кадров, накануне Первой мировой войны, Россия, как и другие страны, не располагала достаточными кадрами обученного летного и технического состава. Стремительный рост потребности в самолетах и в авиационных кадрах значительно опережал темпы подготовки специалистов.

С началом войны частные авиационные школы были военизированы и переданы в состав военного ведомства. В Управлении Военно-Воздушного Флота (ВВФ) была введена должность начальника военных авиационных школ. Подготовка летчиков стала проводиться по единой программе, разработанной главным управлением Генерального штаба. Все школы были расширены и перешли к ускоренной подготовке летчиков.

В годы войны был создан ряд новых авиационных школ. Так, летом 1915 г. начала работать Временная авиационная школа переучивания летного состава для истребительных авиачастей (с 1916 г. в Одессе). В ноябре 1915 г. приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего при Эскадре воздушных кораблей «Илья Муромец» учреждена школа для обучения полетам на этих самолетах. В августе 1916 г. открылась Кавказская военная авиационная школа.

Особенности ведения военных действий на флотах, включая морскую авиацию, вызвало необходимость расширения подготовки специально обученных к действию в данных условиях летных кадров. В июле 1915 г. была образована Офицерская школа морской авиации в г. Петрограде, в ноябре того же года –  школа морской авиации в Баку. Аналогичная школа работала в Севастополе. В 1917 г. была организована еще одна школа – в Феодосии.

Первый опыт боевого применения самолетов для нанесения ударов по наземным объектам и ведению воздушной разведки привел к необходимости включения в экипаж многоместных самолетов летчиков-наблюдателей. Первое время эти должности комплектовались в основном офицерами Генерального штаба – опытными кадровыми военными, имевшими соответствующий уровень подготовки. Это были офицеры различных родов войск, главным образом артиллерии. Потребность в летчиках-наблюдателях в годы войны существенно возросла. Поэтому было принято решение о создании в 1915 г. в Киеве самостоятельной школы по подготовке летчиков-наблюдателей.

За годы войны произошли изменения в подходах к комплектованию летных кадров. В среде летчиков появилось много выходцев из низших социальных групп, в основном – авиационных мотористов и нижних чинов других родов войск. В мае 1917 г. на первом авиационном съезде, проходившем в Петрограде, солдатские комитеты выступили с инициативой создания матросской школы летчиков. В Хаапсалу, близ Моонзунда, была создана такая школа [2. С. 18]. Для поступления в авиашколу от будущих летчиков теперь требовалась лишь благонадежность, подтвержденная обязательной аттестацией командира части.

Большую роль в подготовке авиационных кадров сыграли теоретические курсы  авиации  при МВТУ.  Они  были  созданы  в  начале войны по инициативе Н.Е. Жуковского, являвшегося их директором. Занятия на курсах начались в октябре 1914 г. Назначение курсов – теоретическая подготовка будущих летчиков, летчиков-наблюдателей и мотористов. Вначале был установлен четырехмесячный срок обучения. Основные лекции (по курсам «Динамика аэропланов», «Гидроаэропланы», «Бомбометание», «История развития воздухоплавания и авиации») читал профессор Н.Е. Жуковский. Курс лекций по воздушным винтам читал В.П. Ветчинкин. Практические занятия с курсантами проводили Б.С. Стечкин, В.С. Кулебакин А.А., Микулин, К.А. Ушаков, Г.М. Мусинянц, В.Я. Климов и др. В программу, помимо теоретических дисциплин, входила практика полетов, которая проводилась на Ходынском поле. Со второй половины 1916 г. курсы были подчинены Управлению ВВФ и реорганизованы в военную школу, по окончании которой слушатели получали звание прапорщика. Срок обучения был увеличен до 8 месяцев. Теоретические авиационные курсы были открыты также при кораблестроительном факультете Петербургского политехнического института. За 1911-1914 гг. эти курсы прослушали 270 летчиков, наблюдателей и мотористов.

Дальнейшую специализацию слушатели получали в авиационных школах, но ввиду незначительного срока обучения в них, доучиваться приходилось во фронтовых условиях непосредственно в авиаотрядах. Не-смотря на появление самолетов-истребителей, в школах не обучали  приемам воздушного боя, выработанным к этому времени на фронте. Отсутствовало  также  обучение  стрельбе  из  пулемета.  По  свидетельству  А.К. Петренко, который в 1915 г. окончил Московскую школу летчиков, «учебная программа … была построена наспех. Оканчивая школу, мы ничего не знали по теории полета... Не предусматривалось программой и изучение материальной части самолетов и моторов. Наша учеба сводилась к тому, чтобы научить нас держаться в воздухе и управлять самолетом...».

К 1917 г.  число авиационных военно-учебных заведений было доведено до десяти [6. С. 295]. По другим данным всего к концу 1917 г. в России насчитывалось 12 летных школ [3. С. 324]. Анализ различных источников позволяет сделать вывод о том, что их было не менее четырнадцати.

Одной из мер по восполнению нехватки летчиков в начале 1916 г. должна была стать их подготовка непосредственно в авиаотрядах. Но этому воспротивилось командование фронтовой авиации, т. к. существенно осложнилось выполнение боевых задач авиаотрядами. Подготовка летчиков во фронтовых условиях в годы войны продолжалась только в специальной летной школе при эскадре тяжелых воздушных кораблей «Илья Муромец». Это была крайняя мера, к которой были вынуждены прибегнуть ввиду дефицита данного класса летательных аппаратов для процесса обучения.

Немало проблем было и в подготовке технических кадров. Многотипность самолетов и двигателей крайне затрудняла их изучение и эксплуатацию. На каждый самолет, находившийся в строю, полагался один механик. Кроме него, был еще старший механик авиационного отряда. Из состава летчиков-наблюдателей в каждом авиаотряде выделялся заведующий технической частью, который являлся как бы помощником начальника отряда по технической части. Военные авиационные инженеры в то время штатом не предусматривались и, соответственно, нигде не готовились.

Подготовка кадров по техническим специальностям до войны всерьез не велась, если не считать курсов при Петроградском политехническом институте. В конце 1916 г. авиационные части имели только 30 % необходимого числа технически грамотных механиков и мотористов. Их обучение вели семь авиационных парков, основным предназначением которых был ремонт самолетов и снабжение авиационных отрядов горючим и запчастями. В этих парках были учреждены специальные классы. Людей брали из числа технически грамотных мастеров, находившихся, главным образом, в автомобильных ротах, запасе инженерных войск, управлении военных сообщений. Каж-дый парк в течение года должен был сделать два выпуска по 100 человек. Обучением мотористов, кроме того, занимались в запасном авиационном батальоне и в специальных школах Управления ВВФ.

К середине 1916 г. произошли серьезные изменения в структуре ВВФ. Под давлением командиров фронтовых авиаотрядов с этого времени началась перестройка всей системы подготовки авиационных кадров.

Появление разведывательной, истребительной и бомбардировочной авиации потребовало от летчиков специальных знаний и навыков для пилотирования и боевого применения самолетов определенного класса. Это обстоятельство, а также наращивание объемов подготовки военных авиаторов привело к обособлению авиационных школ по категориям обучаемых: летчиков-бомбардировщиков, летчиков-истребителей, летчиков-наблюдателей и технического состава. Открылись также специальные курсы по подготовке аэрофотолаборантов, аэрофотограмметристов, радиотелеграфистов и других специалистов.

В 1916 г. во все основные авиационные школы были командированы для обучения артиллерийские офицеры. Одновременно во всех школах обучалось до 40 офицеров-артиллеристов (в Севастопольской школе – 17, в Гатчинской – 19, в офицерской школе авиации в Тифлисе – 4).

Во второй половине 1916 г. русское военное ведомство переработало все программы и курсы авиационных школ. По новой программе, утвержденной 15 ноября 1916 г., от будущего военного летчика требовалось выполнение нескольких полетов по четырем конкретным упражнениям с соблюдением определенных требований по высоте, скорости, продолжительности и другим параметрам. Кроме того, требовалось умение детального ориентирования по сделанным снимкам, а также сделать четкое донесение.

По мере совершенствования авиационной техники и накопления боевого опыта требования к подготовке военных летчиков продолжали возрастать. Во всех военных авиационных школах и Киевской школе летчиков-наблюдателей были сформированы пулеметные отделения. Еще в 1915 г. военный летчик Е.В. Руднев издал пособие, сыгравшее важную роль в подготовке летчиков-истребителей, в котором описал приемы высшего пилотажа. К концу войны по указанию УВВФ в ряде школ, в том числе в Московской, было организовано обязательное обучение приемам высшего пилотажа.

На инструкторскую работу в школы направлялись лучшие летчики, даже если для этого требовалось снять их с боевой работы. Так, в сентябре 1916 г. был отозван с фронта и направлен в Севастопольскую авиационную школу начальником истребительного отделения К.К. Арцеулов. Русский эмигрант лейтенант французской армии В.Г. Федоров, имевший 14 побед, с января 1917 г. работал инструктором в Одесском отделении Гатчинской авиационной школы [4. С. 44-45].

Не смотря на принятые меры, масштабы подготовки летных кадров по-прежнему не соответствовали запросам фронта. Летный состав нес большие боевые потери. Особенно высокими они были среди летчиков-истребителей. Обычно в течение года полностью менялся весь состав авиаотряда.

На один год ведения боевых действий требовалось около 1000 летчиков и летчиков-наблюдателей. Все авиационные школы России не могли покрыть и половины этой потребности. Для сравнения: во Франции в 1916 г. было подготовлено 2700 летчиков, в 1917 – 5700.

В условиях дефицита авиационных кадров существенное значение имел приток на фронт так называемых «охотников» – летчиков-добровольцев. Обладая дипломами пилотов, российские граждане работали в авиационных отрядах по контрактам. Некоторые поступали на службу без жалования («охотниками»), причем отдельные – даже со своими аэропланами (также безвозмездно). Но и помощь добровольцев не могла существенно повлиять на ситуацию с нехваткой летчиков на фронтах.

Понимая проблему с авиационными кадрами, в 1916 г. Россия заключила соглашение об обучении русских пилотов во Франции и Англии. Наиболее крупные школы были в Казо (здесь стажировался знаменитый ас Е. Крутень) и в Сен-Максене близ Лиона, где в 1916 г. находилось 58 русских, а также британская школа в Кройдоне. Всего вне России было подготовлено 250 пилотов, однако часть из них воевала в рядах союзников.

Благодаря принятым мерам, к началу Февральской революции русская армия имела в своем составе свыше 700 летчиков и около 300 летчиков-наблюдателей [5. С. 110]. За 1915 г. было подготовлено 190 летчиков (с учетом трех школ морской авиации – 250), за 1916 – 497 [7. С.14]. Киевской школой летчиков-наблюдателей за год работы было выпущено около 150 офицеров [8. С. 629].

Таким образом, если просуммировать результаты работы военных авиационных школ за период Первой мировой войны, станет очевидно, что за три с половиной года в России было подготовлено не более 2000 летчиков.

Если же посмотреть по другим странам, то в период Первой мировой войны Англия подготовила 21 957 летчиков, Франция – около 20 000. В Германии в 1914 году было на фронте 500 летчиков, а в 1918 – 5000.

Каждый месяц войны требовал восполнения около 15% летного состава, выбывавшего из строя не столько в воздушных боях, сколько по другим причинам. Весьма значительными потери летного состава были в тылу. Только в Германии за время войны при подготовке летного состава было убито и ранено в воздухе и на земле 3659 человек и обслуживающего персонала 530 человек. Всего в тылу и на фронте за годы войны немцы потеряли 15 562 человека из летного состава. Из них 30% общего числа  потерь  приходилось на период обучения и подготовки.

О качестве подготовки летного состава в годы войны можно судить по следующим данным. Во Франции в 1918 г. было подготовлено 12 000 летчиков, тогда как в действующих частях было только 3600 человек, так как не все летчики могли быть допущены по уровню своей подготовки в действующие части. Об общем низком уровне подготовки летчиков в годы войны говорит то, что страны Антанты имели 105 асов, сбивших 2023 самолета из всех потерянных немцами в воздушных боях 2138 машин. Остальные десятки тысяч подготовленных летчиков по своему профессиональному уровню не соответствовали требованиям ведения войны. В Германии из 4935 сбитых самолетов асы сбили 3270. Русская армия имела к концу войны только двух асов, сбивших 28 самолетов. Остальная масса летчиков в подавляющем большинстве не вступала в бой, а «налетывала» часы для получения «залетных денег». В России в целях поощрения за 6 часов «боевых» полетов в месяц летчик получал 200 рублей прибавки к денежному содержанию.  

Таким образом, говоря о системе подготовки военных авиационных специалистов в России, следует отметить, что в период с 1910 по 1917 гг. российской военной авиационной школы этап своего становления. Вначале инициатива в подготовке авиационных специалистов в стране принадлежала общественным организациям и частным лицам. Затем, по мере развития военной авиации как нового рода войск (сил), особенно с началом войны, военное ведомство сосредоточило всю подготовку военных авиаторов в своих руках, военизировав все гражданские авиашколы, обеспечило разработку для них единых программ и требований к выпускникам. Вместе с тем, созданная сеть и емкость авиационных вузов в условиях интенсивного развития авиации в годы Первой мировой войны не отвечала ее запросам. Война предъявила требование к государству по заблаговременной подготовке авиационных кадров необходимого качества и созданию для авиации России мобилизационных ресурсов.

В условиях ведения длительной крупномасштабной войны в России была изменена система комплектования военной авиации различными категориями специалистов: был осуществлен отказ от подхода, основанного на классово-социальной принадлежности граждан, к подходу, учитывающему личностные качества и способности кандидатов в военные летчики.


Статья публикуется по изданию "Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов. – Выпуск XVIII. Часть 2. – Ставрополь: Кавказский край, 2009. – ISBN 978-5-86722-589-5. – C. 50-53."
Проект Retroplan.RU  выражает искреннюю признательность Андрею КАРТАШЕВУ за материалы, любезно предоставленные для электронной публикации.

ОБ АВТОРЕ

Карташёв Андрей Владимирович. Родился в 1965 году в г. Липецке. В 1986 году окончил Ставропольское высшее военное авиационное училище, а в 1995 году – Военную академию противовоздушной обороны. Стаж научно-педагогической деятельности 14 лет. С 2000 года проходит военную службу  в Ставропольском высшем военном авиационном инженерном училище им. маршала авиации В.А. Судца, начальник кафедры, полковник. Кандидат военных наук с 1998 года. Область научных интересов   исследование истории подготовки военных авиационных кадров и вопросов совершенствования системы обучения авиационных специалистов на современном этапе. Автор более 30 научных трудов по данной тематике.


Источники:
  1. Беляков, А. И. Санкт-Петербург, подаривший крылья России. – СПб : Изд-во Буковского, 2003. – 152 с., илл.
  2. Вальцефер, В. Н. и др. Школа штурмующих небо. – Краснодар : Кн. изд-во, 1974. – 256 с.
  3. Дузь, П. Д. История воздухоплавания и авиации в России (июль 1914 г. – октябрь 1917 г.). – М.: Машиностроение, 1989. – 336 с.
  4. Зарецкий, В. М. Военная авиация в первой мировой войне. Лекция. - Монино: Военно-воздушная академия, 1988. – 52 с.
  5. История Военно-воздушных сил Советской Армии : учебное пособие для вузов ВВС. – М. : Воениздат, 1954. – 456 с.
  6. Келдыш, М. В. и др. Авиация в России : справочник. – М.: Машиностроение, 1988. – 368 с.
  7. Масленников, Ю. И. Особенности подготовки летного состава истребительной авиации в боевых условиях. – Калинин: ВККА ПВО, 1985. – 92 с.
  8. Советская военная энциклопедия. – Т.4. – М.: Воениздат, 1977. – С. 629.
  9. РГВИА, ф. 2000, оп. 3, д. 274, лл. 507-518.
  10. РГВИА, ф.802, оп.3, д.1020, лл. 297-299.

RSS Feeds

Rambler's Top100 2008-2017 © РетропланЪ
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.
Карта сайта - О проекте - Новости - Контакты