АВИАЦИТАТА

"Парашют, по-моему, вообще пригоден для преднамеренного спуска, а преднамеренных спусков с аэроплана я себе не представляю"

И.И.Сикорский в беседе с корреспондентом петербургской газеты "Биржевые ведомости"

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

19 Октября
19 октября 1867 г.
Русский изобретатель Н.А.Телешов получил во Франции патент на проект самолета с пульсирующим двигателем - один из первых в мире проектов реактивного самолета.
19 октября 1901 г.
Самая ранняя демонстрация управляемого полёта на дирижабле - бразилец А.Сантос-Дюмон облетел на дирижабле №6 вокруг Эйфелевой башни в Париже и завоевал приз в 100000 франков.


АВТОРИЗАЦИЯ



Энциклопедия ЛИТЕРАТУРА Статьи БОИ ЗА КАЗАНЬ (АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ 1918 г.). ХРОНИКА ДЕЙСТВИЙ АВИАЦИИ
АВИАЦИЯ
БОИ ЗА КАЗАНЬ (АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ 1918 г.). ХРОНИКА ДЕЙСТВИЙ АВИАЦИИ

Марат ХАЙРУЛИН, Москва

Доклады Академии военных наук, № 5(29), 2007 г.
Гражданская война в России (1917-1922). Взгляды и оценки через 90 лет.

7-10 Августа 1918 г.

К утру 7 августа 1918 г., после упорных боев Казань была занята белыми войсками. Народной Армией было захвачено богатейшее авиационное имущество вместе с личным составом.
6-й авиационный парк.
Петроградская авиашкола (36 самолетов различных типов, в основном учебных).
3-й эшелон Гатчинской авиационной школы (13 авиаспециалистов и 8 учебных «Фарманов»).
Матчасть 23-го корпусного авиаотряда («Ньюпор-17» и «Сопвич»).
Личный состав, самолеты и другое авиационное имущество были использованы при формировании 2-й авиагруппы Народной армии, состоящей из 4 отрядов.

«Приказ № 1 по Управлению Начальника Воздушного Флота при Штабе [Северной группы] Народной Армии от 10 августа 1918 г.. гор. Казань.[1]

§ 1. Приказом по Инженерному Отделу Штаба по формированию Народной Армии, я назначен Начальником Управления Воздушного Флота.
§ 2. Ответственный личный состав назначается на следующие должности:
Командиром 6-го авиапарка- Военный летчик Подполковник ОРЛОВ,
Начальником Петроградской авиашколы - Военный летчик Штабс-капитан РЫБАКОВ,
Начальником Казанской авиашколы - Военный летчик Поручик НОЗДРОВСКИЙ.
§ 3. При сём объявляю список прикомандированных к вверенному мне Управлению, для выполнения текущих работ по формированию Авиаотрядов:
Военный летчик поручик ВАСИЛЬЕВ,
Военный летчик поручик ВЫШЕГОРОДСКИЙ,
Военный летчик прапорщик ФИБИХ,

Начальник ВФ, Военный инженер, Военный летчик, Капитан БОРЕЙКО».

Рапорт Командира 23-го КОРПУСНОГО авиаотряда от 10 августа 1918 г.
«Доношу, что несмотря на внезапное оставление нашими войсками Казани, вверенному мне отряду удалось благополучно эвакуироваться в гор. Алатырь. В настоящее время я на Фармане 30 лечу в гор. Свияжск для работы в районе г. Казани. Свидетельствую добросовестную работу летчиков Сметанина, Алексеева и Наблюдателя Колосова, производивших разведки и бомбометания под сильным орудийным огнем, и своими полетами отвлекавшими батареи противника от обстрела города. Во время отлета самолетов поднялась жестокая буря с градом и лизнем, заставившая летчика Сметанина приземлиться на участке вблизи города, который тотчас же подвергся обстрелу, благодаря чему, а также сплошному ливню, аппарат не удалось поджечь и он был взят противником и увезен в город. Аппарату Алексеева (Ньюпор-17) не удалось подняться по неизвестным причинам, и он, а также механик Роберт Ратауш, пропали без вести, но из слов летчика Сметанина, видевшего момент захвата аэродрома, можно заключить, что они попали в плен. Я также не имею никаких известий о летчике Васильеве, состоявшем в прикомандировании к вверенному мне отряду, аппарат которого Сопвич мною спасен и вакансия летчика свободна, каковую и прошу заместить. <...>. Военно-морской летчик Сатунин»[2].

11-15 Августа 1918 г.

Красный Воздушный флот 5-й армии.

В этот период под Казань в срочном порядке по приказу Троцкого прибывают авиационные части в распоряжение формируемого Штаба Воздушного флота 5-й Красной армии под командованием военного летчика К.В. Акашева.
11 августа 1918 г. из алатырской школы Высшего пилотажа прибыли летчики Рябов на «Ньюпоре-23» и Де-Вайот на «Ньюпоре-17». Они были прикомандированы к боевой части 23-го корпусного авиаотряда (летчики Сатунин и Сметанин, аппараты «Сопвич» и «Фарман-30»), уже находившейся у ст. Свияжск.
12 августа 1918 г. на ст. Свияжск прибыли эшелоны:
- из Н.Новгорода 1-е Казанское отделение 4-го Социалистического авиаотряда под командованием военного летчика К. Хендрикова, в составе летчиков И. Ефимова, Н. Медведева и Р. Левитова с 4 самолетами («Ньюпор-23», 2 «Сопвича» и «Фарман-30»);
- из Москвы боевая часть 12-го авиадивизиона (летчики Кудлаенко и Батурин с 2 «Сопвичами»);
И, наконец, утром 16 августа прибыла 1-я Советская боевая авиагруппа под командованием военного летчика И.У. Павлова. В состав группы входило 2 отряда с 9 пилотами (Бакин, Былинкин, Гвайта, Ефремов, Ефимов, Ингаунис, Логинов, Сапожников, Павлов) и 13 истребителями («Спад-7», «Ньюпор»тип 17, 23 и 24).

Образование 2-й авиационной группы Народной Армии.
«Приказ № 2 по Управлению Начальника ВФ при Штабе Народной Армии от 15 августа 1918 г.
§ 1. Начальника Петроградской авиашколы, Военного летчика, штабс-капитана РЫБАКОВА назначаю Командиром 2-й Авиационной Группы.
§ 2. Объявляю для сведения и исполнения, что на всех боевых самолетах Народной Армии ОПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ должны быть: Круги национального цвета и продольные полосы Георгиевских цветов на нижней поверхности.
Начальник ВФ, Военный Инженер, Военный летчик, Капитан БОРЕЙКО.
Приказом №3 от 16 августа 1918 г. на должности командиров Авиационных отрядов 2-й Авиагруппы были назначены: 5-го Авиаотряда - Военный летчик, Поручик ЛЕВЧЕНКО, 6-го Авиаотряда - Военный летчик, Прапорщик ВАСИЛЬЕВ, 7-го Авиаотряда - Военный летчик, Штабс-капитана ГАЛЫШЕВ и 8-го Авиаотряда - Морской летчик, Лейтенант КУКУРАНОВ»[3].

16 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
Документ отсутствует.
Известно только, что в этот день вечером был совершен первый массированный налет (не менее 10 самолетов) на г. Казань. В нем принимали участие только что собранные истребители 1 -й Советском авиагруппы.
«Военный летчик Медведев из боевого отделения 4-го Соц.авиаотряда при подъеме разбил самолет «Сопвич». Аппарат не годен к ремонту. <...>
16 сего Августа без вести пропал, не вернувшись с разведки, Воен.Лет.Штурм. Аппарат его был на следующий день найден между нашим и неприятельским расположением. Об этом случае в неприятельском официальном сообщении за 17/VIII было сообщено следующее: 16 Августа около 7-ми часов вечера огнем нашего зенитного орудия был сбит советский аэроплан. Летчик успел совершенно испортить аппарат и скрылся при приближении наших солдат. Ведутся энергичные розыски этого предателя»[4].
По поводу пропавшего летчика Штурма есть рапорт, поданный 3 октября 1918 г. в Реввоенсовет Республики: «16 августа 1918 г. под Свияжском летчик 1-й Советской авиагруппы А.Ю. ШТУРМ вылетел на самолете «Ньюпор-24» для обстрела г. Казани и, возвращаясь обратно, заблудился из-за позднего времени и сел между нашими позициями и расположением чехо-словаков у дер. Елизаветинская. По опустившемуся самолету была открыта сильная ружейная стрельба и взять его ни той, ни другой стороне в этот вечер не удалось. Летчик бежал в лес и пропал без вести.
На другой день под моим руководством летчики ПАВЛОВ, ИНГАУНИС, БЫЛИНКИН и комиссар группы СЕМЕНОВ пошли выручать самолет: в виду отказа красноармейцев 1-го Сов. Вл. полка, 6-го латышского полка, сидевших в окопах, идти за самолетом, т.к. по их сведениям в д. Елизаветинской утром видели чехо-словацкий разъезд. Комиссар Семенов пошел со мною на разведку в деревню, где нашли самолет и, позвав 5 красноармейцев, на крестьянских лошадях под угрозой расстрела хозяев их, вывезли таковой в наше расположение вполне исправным.
Прошу об отпуске мне в виде награды комиссару Семенову 5.000 рублей из особо отпущенных мне сумм.
Начальник Полевого Управления и Главный Комиссар КрВВФ, Военный летчик СЕРГЕЕВ»[5].

17 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
Документ отсутствует.
«О налетах наших летчиков могут свидетельствовать следующие сообщения в официальной неприятельской сводке за 17 августа к 20 часам из газеты «Новое Казанское Слово» от 20 Августа: продолжаются налеты вражеских аэропланов и сбрасывание бомб»[6].

Приказ №7 по Управлению Начальника ВФ Народной Армии от 20 августа 1918 г., гор. Казань.

«§ 4. Перелетевшего со ст. Свияжск из большевистского лагеря в гор. Казань на сторону Народной Армии Военного летчика Прапорщика ЕФРЕМОВА полагать на лицо и зачислить в списки прикомандированных к Управлению и на провиантское, приварочное, чайное, табачное довольствия с 17-го августа.
§ 7. В изменение и дополнение § 2 Приказа № 4, Военного летчика Подпоручика ШТУРМ полагать перелетевшим со ст.Свияжск из большевистского лагеря на сторону Народной армии в гор. Казань, с 17-го августа.

Начальник ВФ, Военный инженер, Военный летчик, Капитан БОРЕЙКО»[7].

18 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
Документ отсутствует.

Оперативная сводка Штаба 5-й армии. Ст. Свияжск, 18 августа к 22 часам:
«Правобережная группа: в районе станции Свияжск неприятельский аэроплан бросил бомбу, не причинившую никакого вреда»[8].
«18 сего Августа при взлете для следования на бомбометание самолет Фарман ХХХ-й, попав в болото, дважды перевернулся с полным работающим мотором; Воен.Лет. Невяжский и Воен.Лет. Гудков получили сильные ушибы. В данный момент названные летчики поправляются.
<...> О налетах наших летчиков могут свидетельствовать следующие сообщения в официальной неприятельской сводке за 18 августа к 10 часам: утром над городом появился аэроплан противника»[9].

19 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера 19/VIII, вечером всего вылетало 10 самолетов; из них:
1) Летчик Сметанин с наблюдателем Колосовым на «Фармане» летали на бомбардирование Рашской Пустыни,
2-3) Летчик Ефимов с наблюдателем Зембжицким и Воен.Летч.Кудлаенко с наблюд. Начальником Возд. Флота Воен. Летч. Акашевым на «Сопвичах» летали на бомбардирование г. Казани.
4-5-6-7) Воен. Летч. Девайот, В.л. Рябов, В.л. Павлов и В.л. Ингаунис летали на истребителях «Ньюпор» в качестве сопровождающих разведывательные аппараты, из них летчики Девайод и Рябов до сего времени не вернулись.
8-9) Летчик Левитов на «Фармане т.ХХХ» с наблюдателем Дмитриевым и летч. Батурин на «Сопвиче» были вынуждены вернуться обратно из-за неисправности моторов.
10) Военный летчик Хендриков вылетевший на «Ньюпоре» сопровождать летчика Левитова тоже вернулся вместе с ним.
Сброшены бомбы в Рашскую Пустынь и в г. Казань, было 2 удачных попадания в самый центр города, кроме того, еще сброшена бомба в В. Услоне»[10].
«...Еще нельзя пройти молчанием полет Воен.Лет. Кудлаенко со мною [Акашевым] от 19 Августа для бомбометания, когда мотор дважды останавливался над г. Казанью, и видно было, что нельзя дотянуть до расположения наших войск в случае вынужденной посадки, и когда Воен.Лет. Кудлаенко все же ни разу не терял присутствие духа, и хладнокровно продолжал полет. <...> Из полетов на неприятельское расположение нужно отметить налет на г. Казань 19 сего Августа, когда одновременно 10 наших самолетов бомбардировали город. <....> О налетах наших летчиков могут свидетельствовать следующие сообщения в официальной неприятельской сводке за 19 августа к 20 часам газета «Народное Дело» от 21 Августа: «...самолеты красных продолжают налеты на город и сбрасывают бомбы ...».<...> 19 Августа без вести пропали не вернувшиеся с полета военные летчики Девайод и Рябов»[11].

Приказ № 7 по Управлению Начальника ВФ Народной Армии от 20 августа 1918 г., гор. Казань.
«§ 3. Перелетевших со ст. Свияжск из большевистского лагеря в гор. Казань на сторону Народной Армии, Военных летчиков: Отдела Высшего Пилотажа Прапорщика РЯБОВА и вольноопределяющегося Жана ДЕВОЙОД, полагать на лицо и зачислить в списки прикомандированных к Управлению и на провиантское, приварочное, чайное, табачное довольствие с 19-го августа с.г.»[12]

Газета «Наш день», г. Самара. № 51 от 22 августа 1918 г.:
«19 августа. Аэропланы противника сбросили над Казанью несколько бомб. Нашими аэропланами на поезд Троцкого сброшено 3 бомбы».

Налет на поезд Троцкого, описан в его мемуарах «Моя жизнь» так: «Едва я вернулся к себе в вагон, как со всех сторон раздалась ружейная трескотня. Я выскочил на площадку. Над нами кружился белый самолет. Он явно охотился на поезд. Три бомбы упали одна за другой по широкой дуге, не причинив никому вреда. С крыш вагонов стреляли по врагу из винтовок и пулеметов. Самолет стал недосягаем, но стрельба не прекращалась. Все были точно в опьянении. С большим трудом я прекратил стрельбу».

20 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня [20 августа] в 6ч 10 м был замечен над аэродромом неприятельский самолет типа «Лебедь» на высоте 250-300 м. Появился он со стороны вокзала.
Опознавательные знаки у него были следующие: Георгиевская лента кругом фюзеляжа.
Кроме того, на высоте метров 1800 еще один неприятельский аппарат типа «Парасоль» и еще выше истребитель типа «Ньюпор», по-видимому тип 23-й, т.к. оказался очень быстроходным.
Для преследования поднялись три наших истребителя 1-й Советской Боевой Авиагруппы: К-р группы В.Л. Павлов и летчики Ингаунис и Бакин.
Военный летчик Павлов поднялся минуты через три после того как был замечен 1-ый неприятельский самолет Он догнал неприятельский истребитель «Ньюпор», который он атаковал за Свияжском несколько раз.
Неприятельский самолет со снижением стал уходить от Павлова, но т. Павлов преследовал его, снизившись над р. Волгой до 300 метров.
Остальные неприят. самолеты тоже по вылете наших летчиков ушли назад.
20 августа [очевидно, днем] Командир 23-го авиаотряда Сатунин разбил при посадке "Ньюпор-23". Аппарат годен к ремонту»[13].

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера 20/VIII, вечером вылетали три наших самолета; из них:
1-2) Летчик Сметанин с наблюд. Чикоминым и Воен. и Морс. Летч. Сатунин с наблюд. Конкиным на самолетах сист. «Фарман XXX» летали на разведку, <...>.
3) Воен. Летч. Бакин на истребителе «Ньюпор» сопровождал разведывательный аппарат»[14].

21 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 21/VIII утром вылетало два наших самолета; из них:
1) Летчик Левитов с наблюдателем Дмитриевым летал на бомбардирование В. Услона на самолете «Фарман»
2) Летчик Ингаунис поднимался два раза: первый раз для сопровождения летчика Левитова, второй раз для обследования прифронтовой полосы и розыска пропавших 19/VIII двух наших самолетов.
В г. В. Услон сброшены бомбы. <...>
3) На аэродроме у г. Казани, куда лет. Л. Ингаунис, обнаружено стоящие на старте 15 неприятельских самолетов и две аэропланные палатки; из самолетов 3 было истребителя, остальные разведывательного типа.
4)  В воздухе неприятельских самолетов не встречено.
5) Наших пропавших самолетов не обнаружено»[15].

22 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 22/VIII утром между 11 и 13 часами вылетало шесть наших самолетов; из них:
1-2-3) Воен. Морск. летчик Сатунин с наблюдателем Конкиным на «Фармане», Военный Летчик Кудлаенко с наблюдат. В.Л. Акашевым и летчик Батурин с набл. мех. Дрожжиным на «Сопвичах» летали на бомбардирование районов Нижнего и Верхнего Услонов, где наступала наша пехота.
4-5-6) В. Летч. Павлов, Летч. Ингаунис и Летч. Бакин на «Ньюпорах» сопровождали и охраняли наши бомбовозы.
Сброшены бомбы:
В. Л. Сатуниным и набл. Конкиным 4 бомбы по баржам, стоящим у Верх. Услона и 6 бомб в Нижний и Верхний Услоны;
В. Л. Кудлаенко и набл. В. Л. Акашевым 5 бомб в Верх. Уcлон;
Летчиком Батуриным и мех. Дрожжиным 4 бомбы в Верхний Услон.
Военный летчик Павлов обстреливал из пулемета район Верх.Услон - Студенец.
Летчик Бакин, вследствие порчи мотора принужден был сесть вне аэродрома в нашем расположении.
Сам летчик Бакин благополучно вернулся и, теперь отправился на автомобиле вместе с механиком за самолетом»[16].

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера 22/VIII вечером вылетало 4 наших самолета между 17 и 18.40 часами, из них:
1-2-3) летчик Батурин с наблюдателем Конкиным, военный летчик Кудлаенко с наблюдат. В. Лет. Акашевым и Военный летчик Гусев с наб. Колосовым на «Сопвичах» летали бомбардировать Верхний и Нижний Услоны.
4) Летчик Ингаунис на «Ньюпоре» летал сопровождать бомбовозы.
Сброшены бомбы:
4 бомбы в баржи стоящие у Нижнего Услона, из них 2 бомбы попали в цель;
2 бомбы в районе Верхнего Услона;
2 бомбы в районе Нижнего Услона;
2 бомбы в открытую утренней разведкой тяжелую батарею, что у Нижнего Услона у разветвления 2-х дорог»[17].

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 22 августа 1918:
«1. Лейтенант КУКУРАНОВ, подпоручик ПОНОМАРЕВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка, 17.05-18.10, 700 м., 1 ч 05 мин.
Маршрут: ст. Высокая Гора, Владимирск, обратно Богородское и Ивановское.
Результаты: «На ст. Высокая Гора замечено 2 состава, в с. Ивановском несколько подвод.
2. Поручик ВЫШЕГОРОДСКИЙ, аппарат «Моран Парасоль».
Задание: разведка по направлению г. Лаишева, 19.10-20.30, 1 ч 20 мин»[18].

23 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера 23/VIII вылетало наших самолетов; утром два и вечером четыре:
Утром вылетали:
1-2) Военный Летчик Павлов и Л. Ингаунис на «Ньюпорах» по приказанию командарма на бомбометание. Ими сброшены бомбы 2-10 фунтов и 2-20 фунтов в Воробьевку и Нижний Услон. <...>
Вечером вылетали:
1-2) Летчик Левитов с наблюд. Дмитриевым на «Фармане», В. Летчик Гусев с наблюд.Колосовым на «Сопвиче» и 3) В.-М.л. Сатунин с наб. Конкиным на «Фармане» на бомбометание районов Верх., и Ниж. Услонов,
4-5) В.Л. Павлов и Л. Ингаунис на «Ньюпорах» сопровождали бомбовозы.
б) В.Л. Кудлаенко с набл. В.Л. Акашевым на «Сопвиче» при взлете попали в кусты и разбили самолет. Самолет приведен в негодность, летчики целы.
Сброшены бомбы:
11 бомб в Верхний Услон; было удачное попадание в самое село.
3 бомбы сброшены в Нижний Услон; были удачные попадания в дома.
2 бомбы на неприятельскую батарею у Нижнего Услона.
2 бомбы в пароходы противника стоящие против Казани.
Прокламации сброшены: (т. Троцкого и Каз. Совета) над Казанью.
<...> вечером также, как и утром, был сильный ветер, что препятствовало и мешало полетам. Тем не менее все задачи были выполнены»[19].

«Еще одним из самых отважных налетов с целью бомбометания неприятельского расположения были налеты Воен. Лет. Павлова и Воен. Лет. Ингауниса 23 Августа, когда согласно приказанию Командира, названные летчики, несмотря на сильный ветер, порывами доходивший до 30 метров в секунду и низкие облака, причем направление ветра было в сторону противника, все же поднялись и полетели на высоте 600-800 м бомбардировать Верхний и Нижний Услоны, и таким образом, доблестно выполнили возложенную на них задачу. За этот полет Воен. Лет: Павлов и Воен. Лет. Ингаунис были удостоены благодарности в приказе и награждены 300 руб. каждому»[20].

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 23 августа 1918:
«Поручик ВЫШЕГОРОДСКИЙ, ученик-летчик КОРОЛЕВ, аппарат «Моран Парасоль».
Задание: разведка, 18.15-19.10, 800 м, 55 мин.
Результаты: "На ст.Чепчучи сброшена 1 бомба, разорвавшаяся в 50 шагах от эшелона"»[21].

24 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 24/VIII утром между 6ч.50м. и 9ч.15м. вылетало семь наших самолетов; из них:
1, 2, 3, 4, 5) Военный Лет. Гусев с наб. Колосовым, В. Л. Батурин с набл. Ефимовым и Летчик Сметанин с набл. <?> на «Сопвичах» и В. и М.Л. Сатунин с наб. Конкиным на «Фармане 30», [5-й аппарат не указан] летали на бомбардирование Верх, и Нижн. Услонов.
6-7) В. Лет.Павлов и Лет. Ингаунис летали на «Ньюпорах» для сопровождения бомбовозов.
Сброшены бомбы:
На Верхний Услон 9 шт;
На Нижний Услон 8 шт; в суда стоящие против Казани 7 бомб. Сброшены прокламации над Казанью.
<...> Летчик Сметанин с набл. во время полета были вынуждены сесть у ст. Атлашкино из-за порчи мотора. Исправив мотор, летчики снова поднялись, но, не долетая 3 версты до ст. Зеленый Дол, стали падать. При ударе об землю летчик Сметанин был убит, а набл.[Мезбах] тяжело ранен, через 6 часов и наблюдатель тоже скончался. Из опроса очевидцев выходит, что, по-видимому, катастрофа случилась из-за порчи мотора. Тела погибших летчиков и обломки аппарата уже доставлены на ст. Свияжск.
В 13ч 40 мин снова В. Л. Гусевым с наб. Конкиным [на «Сопвиче»] была произведена разведка. <...»>[22].

Казанская газета «Народная жизнь», № 3 от 25 августа 1918 г.:
«К 10 ч 24 августа усиленная деятельность летчиков с обеих сторон.
Большевистские прокламации.
Вчера утром [24-го авг.] над городом по преимуществу над районами 4-й, 5-й и 6-й частей, кружились большевистские аэропланы, сбрасывающие в город прокламации хвастливого содержания. Одна из прокламаций за подписью Троцкого (к рабочим и истинным гражданам г. Казани)».

25 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 25/VIII утром вылетало три наших самолета:
1) Военный летчик Гусев с набл. Конкиным на самолете «Сопвич» летали на бомбометание Нижн. Услона.
2-3) В. Л. Павлов и Л. Ингаунис на «Ньюпорах» летали сопровождать бомбовоз.
Выброшено бомб 6 штук в Нижний Услон; из них одна попала в крышу дома. Разрывы остальных бомб не могли быть наблюдаемы ввиду сплошной облачности»[23].

26 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
Документ отсутствует.

Казанская газета «Народная жизнь», № 5 от 28 августа 1918 г.:
«Оперсводка к 22 часам 26 августа 1918 г.
Около 19 часов над городом летал аэроплан красных. Огнем наших зенитных орудий был отогнан.
Налет аэропланов.
В понедельник [26 августа] около 6 ч. вечера над Казанью появилось 3 неприятельских аэроплана, сбросивших бомбы в разных частях города. Бомбы никаких серьезных разрушений не произвели.
Аэропланы были интенсивно обстреляны зенитными орудиями и преследуемы нашим истребителем. Один из них был подбит. После такой встречи аэропланы быстро скрылись.
Ответ господину Троцкому.
Нашими аэропланами были разбросаны в расположении противника летучки партии Соц. Революц. с отзывом г. Троцкому на его гнусные призывы. Часть летучек при обратном возвращении аэропланов была разбросана и по городу».

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 26 августа 1918:
«1. Лейтенант КУКУРАНОВ, подпоручик ПОНОМАРЕВ, аппарат «Сопвич».
Задание: разведка, 15.10-15.55,600 м, 45 мин.
Результаты: "На ст.Высокая Гора обнаружен состав, к Высокой Горе от Казани подходил автомобиль".
2. Лейтенант КУКУРАНОВ, подпоручик ПОНОМАРЕВ, аппарат «Сопвич».
Задание: разведка, 17.10-17.20, 10 мин.
Результаты: "Близ земледельческого участка на р. Н.Услон аппарат разбился"»[24].

27 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера 27/VIII утром между 7ч. 45м. и 9ч.15м. вылетало два наших самолета; из них:
1) В. и М. лет. Сатунин с наб. Конкиным на аппарате «Фармане-ХХХ» летали на разведку в районе Нижнего Услона и Казани и бомбометание.
2) Летчик Ингаунис на самол. «Ньюпор» сопровождал летч. Сатунина.
Во время полета замечено:
В районе Верх. Услона и Ташевки - шесть пароходов, в них сброшено 31,2 пуда бомб. <...>
Вчера вечером (27 августа) между 19 ч 5 м и 20 ч 45 м пять наших самолетов; из них:
1) В. и М. Летч. Сатунин на самолете «Фарман XXX» вылетал, чтобы восстановить связь с частями 2-й армии, наступающей на Казань с севера. Для этого Летч. Сатунин опускался к северу от Казани в районе ст. Собакино, где и высадил одно лицо из политического отдела.
2) Военный Летчик Гусев на самолете «Сопвич» летал на разведку района Сухой R и на бомбометание г. Казани и сбрасывание туда прокламаций.
3) Летчик Левитов с наблюд. Дмитриевым на самолете «Фармане XXX» летали на разведку и бомбометание Верхн. и Нижнего Услонов.
4-5) В. Летчики Павлов и Летч. Ингаунис на «Ньюпорах» летали сопровождать бомбовозы.
<...>
Сброшены прокламации - в г. Казань и бомбы в Верх. Услон»[25].

«Для восстановления связи с частями 2-ой армии, наступающей на Казань с Высокой Горы, Воен. Мор. Лет. Сатунин 27 Августа летал к Высокой Горе, где опускался и ссадил служащего Штаба 5 армии, у которого было специальное поручение. Этот полет, так же как и полет Воен. Лет. Левитова от 28 Августа, летавшего на ст. Шихраны, и Воен. Лет. Гусева от 29 Августа, летавшего на ст. Тюрлема, оба для передачи приказаний от Командарма Командиру 4-го Латышского полка перейти в наступление, был крайне рискованным, т.к. точных сведений о расположении наших войск в Штабе не было и, таким образом, летчики рисковали попасть в плен, к тому же вообще вне аэродрома на незнакомой местности посадка всегда связана с некоторым риском. Несмотря на все это все эти три задания были блестяще выполнены нашими летчиками»[26].

Казанская газета «Народная жизнь», №6 от 30 августа 1918 г.:
«Казанский фронт.
Оперсводка к 24 часам 27 августа. Около 19 часов над городом пролетали два аэроплана красных, обстрелянные огнем артиллерии, повернули назад».

28 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Вчера, 28/Vill вылетало 4 наших самолета; из них:
1-2) В.Л. Павлов и Лет. Ингаунис вылетали на «Ньюпорах» для преследования неприятельских самолетов, летавших над расположением наших войск на правом берегу Волги. Атаковать неприятельские самолеты нашим летчикам не удалось, т.к. при появлении последних, неприятельский «Парасоль» и «Лебедь» сели на свой аэродром.
3) Воен. Летч. Гусев с наблюд. Конкиным между 17 и 18 часами летали на самолете «Фарман» на разведку района ст. Тюрлема. При разведке выяснилось, что станция Тюрлема взорвана и горит; путь жел. дороги у станции взорван. На путях три-четыре целых вагона. По дороге от ст. Тюрлема ехал разъезд из одиннадцати всадников и одной повозки, который, будучи обстрелян летчиками пулеметным огнем с 800 метров, бросился врассыпную карьером по полю.
4) Летчик Левитов на аппарате «Фарман» полетел с служащим штаба Армии на ст. Шихраны для передачи приказания К-ру 4-го Латышского полка. Аппарат до сего времени не возвратился»[27],
«Своими полетами летчики освещали неприятельское расположение, давая очень ценные и важные сведения Штабу армии. Так, например: Воен. Лет. Гусев с Лет. Наб. Конкиным при полете 28 сего Августа первые донесли, что ст. Тюрлема взорвана, горит и занята неприятелем»[28].

Казанская газета «Народная жизнь», №8 от 1 сентября 1918 г.:
«Приказ №12 войскам Северной группы и гарнизону г. Казани от 29-го августа 1918 г.
28-го сего августа огнем наших зенитных батарей и беспорядочным огнем пулеметным и ружейным - пехотных частей в самом городе сбит наш же лучший аэроплан. На аппарате были ясно видимые знаки отличия - георгиевские ленты.
Во избежание таких же печальных случаев в будущем приказываю:
1) всем зенитным противо-аэропланным взводам, равно как и всем орудиям, которые могут вести огонь по воздушным аппаратам, немедленно связаться со Штабом Авиации и с Начальником всех авиаотрядов, без разрешения коих ни одно орудие открывать огня не может.
<...>
Командующий войсками Северной группы, полковник Степанов.
Начштаба генерал-лейтенант Романовский».

29 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 29/VIII, летало трое наших летчиков, из них: В. Л. Павлов поднимался два раза, а Летчик Ингаунис три раза.
1-2) Первый раз В.Л. Павлов и Лет. Ингаунис вылетели утром, как только дождь немного уменьшился, и погода дала им возможность подняться. Во время полета были замечены неприятельские отряды, отходившие к юго-востоку в районе Шихраны.
3-4) Во второй раз те же летчики около 16 ч. вылетали для разведки, противника нигде не было обнаружено.
5) Наконец в третий раз Летчик Ингаунис вылетал около 18 часов. Им обнаружен противник 200-300 человек в селе Спасском, что недалеко от Свияжска.
6) Военный летчик Гусев на самолете «Сопвич» полетел на ст. Тюрлему для передачи приказания К-ру 4-го стр. Латышского полка. До сего времени самолет л. Гусева не вернулся.
Нужно заметить, что сегодня летчикам пришлось летать при крайне тяжелых атмосферных условиях, ввиду дождя и сильного ветра»[29].

«Своими полетами летчики освещали неприятельское расположение, давая очень ценные и важные сведения Штабу армии. Так, например: Воен. Лет. Павловым и Воен. Лет. Ингаунис было первыми после полета 29 Августа донесено, что противник отступает от ст. Свияжск на юго-восток. Кроме того, ими же в этот день были совершены еще полеты и, таким образом, Штаб армии получал последовательно своевременные сведения о действиях противника в течение всего дня»[30].

Белые признали смелость красных авиаторов в бою под Свияжском: «...Случай, характеризующий, что может сделать авиация, имевший место в настоящей борьбе с большевиками, при наступлении на ст. Свияжск батальона Народной Армии, рассказанный командовавшим батальоном Ротмистром Корженко, во время Русско-Германской войны бывшим наблюдателем 19-го авиационного отряда и адъютантом Военного Летчика Полковника Казакова. В Августе месяце прошлого года, развивая свой успех, отряд Каппеля был близок от занятия ст. Свияжск, что конечно имело громадное значение, т.к. группа красных, находившаяся между Казанью и Волгой, была бы отрезана. В частности, отряд под командой Ротмистра Корженко уже находился в 1-1,5 верстах от станции и, рассыпавшись в цепь, наступал на красных, которые вот-вот должны были побежать. В это время по полю, расположенному перед ст. Свияжск, бывшему на виду наступавшего отряда и служившему аэродромом для красных, стал разбегаться большевистский самолет, прямо в сторону отряда и, не забирая высоты, подлетел к цепи и стал обстреливать ее из пулемета. Хотя конечно, обстрел из пулемета с истребительного одноместного аппарата совершенно недействителен, но впечатление было самое отвратительное и солдаты не выдержали, побежали. Бой был проигран и положение восстановить не удалось. Так впоследствии и не удалось занять ст. Свияжск»[31].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«29. 8. 1918.11ч-13ч. Воздушная разведка гидросамолетов-2 аппарата».

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 29 августа 1918:
«Лейтенант КУКУРАНОВ, подпоручик ПОНОМАРЕВ.
Задание: разведка по направлению Большие Клыки, Высокая Гора, 9.55-10.45, 50 мин.
Результаты: около с. Чебоксы аппарат был обстрелян артиллерией противника. На ст. Высокая Гора в стоящий состав сброшено 3 бомбы»[32].

30 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба ВоздухФлота 5-й армии:
«30 августа утром летало два самолета; из них:
1) В.М. Лет. Сатунин с летч.наблюд. Конкиным летал на разведку Шихраны-Клячино.
2) В. Лет. Хендриков сопровождал летч. Сатунина.
<...>
Вечером вылетало 4-ре наших самолета:
1) В.Л. Сатунин с летч.наб.Конкиным летали на разведку района Шихраны.
2)  В.Л. Хендриков летал на разведку района Нижний Услон.
3-4) В.Л. Павлов и Л. Ингаунис летали сопровождать разведыват. аппараты»[33].

Военный летчик Медведев из боевого отделения 4-го Соц. авиаотряда при подъеме разбил [второй!] самолет «Сопвич». Аппарат не годен к ремонту.

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«30. 8.1918. 10ч-12ч 20 мин. Воздушная разведка 2 гидро».

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 30 августа 1918:
«Подпоручик ПОНЯТОВ, капитан ПОПОВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка ст. Высокая Гора, 18.10-19.20,700 м, 1 ч 10 мин.
Результаты: на ст. Высокая Гора обнаружены стоящие на станции 2 состава, куда были сброшены 4 бомбы, непосредственного попадания не было; все бомбы разрывались очень близко от состава. После взрыва около вагонов движение людей не обнаружено. После разорвавшейся бомбы был виден большой долго стоявший дым»[34].

31 Августа 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня 31 августа между 20 и 21 часами летало четыре наших самолета, из них:
1-2) В. М.летчик Сатунин с набл. Конкиным на разведку <...>, а В.Л. Левитов с летч. набл. Дмитриевым на разведку района Верх, и Нижн. Услонов.
3-4) В.Л. Ингаунис и В.Л. Гусев охраняли наши самолеты»[35].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«31. 8. 1918. 7ч-9ч. Воздушная разведка гидросамолетов - 2 аппарата. Сброшено 6 бомб -4 п. и произведен обстрел из пулеметов окопов; батареи от Печищ открыли огонь по аппаратам».

1 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«1 сентября со ст. Свияжск летали между 6ч 35м и 9ч 55м и вечерняя возд. разведка между 18.35-19.25»[36].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] Флотилии:
«Результаты утреннего полета: корректировать стрельбу не было возможности: не видать было где ложились снаряды. <...> Сброшено 16 бомб весом 14 пудов.
Результаты полета в 13 часов: на Верхнем Услоне в лесу батарея противника из 3-х тяжелых орудий (замаскирована); она обстреливает нашу флотилию и обстреляла летательный аппарат, когда он кружился над Казанскими пристанями и стоянкой неприятельских боевых судов, на которые сброшены 2 двухпудовые бомбы. Последние попали в берег и после взрыва их, все вооруженные суда и пассажирские пароходы, в срочном порядке отошли от берега и рассыпались»[37].

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной армии за 1 сентября 1918:
«Лейтенант КУКУРАНОВ, подпоручик ПОНОМАРЕВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка ст. Высокая Гора, 10.15— 11.05, 600 м, 50 мин.
Результаты: «На ст. Высокая Гора сброшены 3 бомбы. Аппарат был обстрелян артиллерией противника около ст. Чебоксы»»[38].

2 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сегодня, 2 сентября, полетов произведено не было».

3 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
Документ отсутствует.

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной Армии за 3 сентября 1918 г.:
«Подпоручик ПОНЯТОВ, поручик ПИСАРЕВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка ст. Высокая Гора, 5.40-6.45, 700 м, 1 ч 05 мин
Маршрут: Караваево-Кадышево-Семиозерная пустынь-Кокмарье-Собакинская-Высокая Гора-Павловка.
Результаты: "На ст.Высокая Гора была сброшена 1 бомба в состав и на состав у д. Собакино тоже сброшена 1 бомба. При возвращении замечено было, что к составу находившемуся на ст. Высокая Гора подавался паровоз. Разрыв бомбы был виден в поезде. Бомбы разрывались очень близко от состава. После взрыва около вагонов движение людей не обнаружено. После разорвавшейся бомбы был виден большой долго стоявший дым"»[39].

4 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 4-е Сентября к 19 часам:
Сброшены бомбы у Ниж. Услона в баржи и пароходы и также в Верх. Услон.
Сводка воздушной разведки за 4-е Сентября к 21 часам:
Самолетами, летавшими между 19 ч 05 м и 20 ч
05 мин замечено:
Сброшены бомбы в Ниж. Услон в баржи и пароходы, всего 4п 20ф»[40].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«Результаты полета в 6 часов 30 минут: летало два аппарата на разведку в Казань. <...> На окопы противника около деревни Печищ сброшено 7 бомб весом пять с половиной пудов и обстреляли их из пулемета»[41].

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной армии за 4 сентября 1918:
«Поручик ВЫШЕГОРОДСКИЙ, прапорщик МОЛОТКОВ, аппарат «Альбатрос».
Задание: разведка района Кулаево и Тагошево, 19.00-19.55, 700 м, 55 мин.» [42].

Казанская газета «Народная жизнь». № 12 от 6 сентября 1918 г.:
«Оперсводка к 22 ч 4 сентября.
На правом берегу Волги сбросил 4 бомбы с аэроплана в д. Н. Услон. 2-й аэроплан пытался обстреливать пулеметным огнем наши части. Под давлением огня наших батарей и зенитных орудий стрельба и бомбометание прекратились.
Позднее судовая артиллерия противника, корректируясь своими аэропланами, пристреливалась по р. Волге из залива Моркваши».

5 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 5-е Сентября к 11 часам:
Самолетами, летавшими между 10ч -10ч 50мин в районе Нижнего и Верхнего Услона ничего не замечено. К 19 часам: самолетами, летавшими между 18ч 05м и 18ч 50м. <...> Сброшены бомбы на Верхн. Услон и баржи весом 4п 05ф»[43].

Общая оперативная сводка Штаба Волжской Военной Флотилии за 5-е Сентября к 24 часам:
«В 5 ч 20 мин (по московскому времени) был получен приказ о наступлении. <...>
В бою участвовали вооруженные суда №5 Ваня, №6 Добрый, №7 Ташкент, Дельфин Олень, Пересвет, баржа Форт-Сережа и дивизион миноносцев Прыткий и Ретивый. В итоге боя с нашей стороны погибло от неприятельских снарядов два вооруженных парохода: Дельфин, сгоревший у правого берега и Ташкент, отбуксированный в полузатонувшем состоянии несколько выше Дельфина и затонувший у берега. <...>
В 10 ч 30 мин противник с аэроплана сбросил 5 бомб на флотилию: одна упала вблизи миноносца Прыткий, другая возле Сережи, третья около Вани и две остальные недалеко от небольшого катера, обслуживающего флотилию. Аэроплан был обстрелян судами из пулеметов. Никакого урона бомбы, сброшенные с неприятельского аэроплана, флотилии не причинили» [44].

Казанская газета «Народная жизнь» № 11 от 5 сентября 1918 г.:
«К населению г. Казани.
Мы, летчики Народной Армии, воздушная стража Казани, обращаемся к населению города с убедительной просьбой.
Молодая Народная Армия создается в исключительно тяжелых условиях.
Многих предметов снаряжения нет и достать неоткуда. Между тем от полноты технического оборудования зависит успех в борьбе с нашим врагом.
Мы, летчики, сильно нуждаемся в хороших призматических биноклях и револьверах. Без биноклей мы не можем правильно нести свою трудную воздушную службу народу, а без оружия мы в несчастных случаях оказываемся беспомощными жертвами врага.
Поэтому мы просим всех казанцев придти к нам на помощь. Несите к нам призматические бинокли и револьверы. Мы будем по мере возможности платить за то и другое. Помните, что, помогая нам, вы избавляете Казань и себя от налета воздушных разбойников.

Казанские летчики Народной Армии.
Адрес: Управление авиогруппы шт.-кап. Рыбакова, Ново-Комиссариатская ул., дом Осокиной».

6 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 6-е Сентября к 8 ч 30 мин:
Самолетами, летавшими между 7ч 30 м и 8 ч 40 мин <...> Сброшены бомбы на Верх. Услон и баржи всего 5 пуд. 5 ф.
К 10 ч 30 мин: самолетами, летавшими между 9 ч 15 мин и 10 ч 25 мин <...>.
К 12 ч 30 мин: самолетами, летавшими между 11 ч и 12 ч 15 мин, сброшены бомбы и прокламации в г. Казань; из них было несколько удачных попаданий в Кремль.
Летчик Хендриков, вылетевший вчера, т.е. 5 сентября в 15 ч во 2-ю армию с секретным поручением, вернулся 6 сентября с ответным пакетом к командарму.
К 21 ч: самолетами, летавшими между 19 ч 30 мин и 20 ч 30 мин замечено <...»>[45].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] Флотилии:
«Летали Свинарев и Столярский. Летчиком Столярским сброшено 6 бомб весом 4п 20ф по вооруженному буксиру, стоящему на правом берегу Верх. Услона. Буксир окутался дымом, возможно падение и разбит и зажжена дача на самом берегу. Летчиком Свинаревым сброшено 6 бомб весов 5 пудов на суда, стоящие у левого берега. Падения были между судов и близ нефтяных баков. <...>[46].

Казанская газета «Народная жизнь» № 13 от 7 сентября 1918 г.:
«Оперсводка к 10ч 6 сентября
Летчики обеих сторон ранним утром производили разведку и бомбардировали базы речных флотилий.
Хроника.
Доставлен в Каз. губ. зем. больн. Охотников Алексей Федор. 10-ти лет, ученик гимназии. Ранен на Казанке от разрыва бомбы с аэроплана. Огнестрельная рана бедра».

7 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 7-е Сентября к 9ч 30 мин:
Летчиками, летавшими между 8 ч 20 мин и 9 ч 15 мин сброшены бомбы на пароходы, стоящие у д. Шаланги в 9ч 15 мин. Один пароход бомбой брошенной наблюдателем Дмитриевым и Левитовым, по-видимому был подорван, так как опутался темным дымом. Всего сброшено бомб Зп 5ф.
К 12 часам: летчиками, летавшими между 10 ч 15 мин и 11 ч 30 м замечено <...> Бомбы сброшены в пароходы у Шеланги.
К 19 ч 30 мин: летчиками, летавшими между 18ч 10м и 19ч 30м замечено <...>. Бомбы сброшены на пароходы у Шаланги. Всего 2п 5ф. Наш летчик был обстрелян артогнем с парохода у Шаланги»[47].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«Результаты полета в 8 часов: Возвратился в 9 ч 40 мин. Сброшены на город Казань воззвания от Командующего Восточным фронтом Вацетиса.
<...>
Результаты полета в 12 часов: летало два аппарата над Казанью. Сброшены бомбы по склону, выдвигающемуся клином, находящемуся ниже Верхн. Услона на горке. Накрытия были очень хорошие, бомбы рвались в самих окопах. Для более точного попадания и благодаря низко нависших облаков, принужден был спланировать до 500 метров, причем подвергся ожесточенному пулеметному и винтовочному огню, а также стреляла и скорострелка. В аппарате Столярского 8 пробоин. Пробит бензиновый бак, хотя успел дотянуть до своего аэродрома. У летчика Свинарева, бывшего на 800 метров, две пробоины в крыльях аппарата. Бомб сброшено 12 штук весом всего 9 пудов 20 фунтов»[48].

8 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 8-е Сентября:
Военлет Хендриков летал во 2-ю армию приказанию Командарма 5-й и вернулся обратно 8 сентября с пакетом командарму 5-й в 14 ч 05 м.
К 11 часам: Летчиками летавшими между 9 ч 50мин и 11 ч 10 мин замечено <...>.
Летчиками, летавшими между 19 ч 05 мин и 20 ч 05 мин замечено <...> у Казанской пристани горят 4 баржи <...>. Бомбы сброшены в центр г. Казани -2п 20ф. Самолет подвергся безрезультатному пулеметному и артиллерийскому обстрелу»[49].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] Флотилии:
«Результаты полета в 10 ч 30 мин: Произведена разведка в районе города Казани. <...> Неприятельские батареи все время вели бой с нашими левобережными. У нефтяных баков горит баржа, пристань горит в нескольких местах»[50].

9 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка воздушной разведки за 9-е Сентября к 11 часам: летчиками, летавшими между 9 ч 10 мин и 10 ч 30 мин сброшены бомбы всего 5 пудов в дер.<...>.
К 12 часам: между 9 ч 50 мин и 11 ч 30 мин совершено три разведки. <...>. Три пассажирских парохода был обстреляны пулеметным огнем с нашего самолета. Выпущено 3 обоймы»[51].

Общая оперативная сводка Штаба Волжской Военной Флотилии за 9-е Сентября, к 24 часам:
<«...> В 9 часов по приказанию командующего флотилией дивизион миноносцев в составе Прыткого и Ретивого спустились вниз к Верхнему Услону для обстрела Кремля и броневого поезда. Во время этого обстрела поднялся неприятельский аэроплан, бросивший бомбу у кормы миноносца Прыткий. <...»>[52].

Из журнала полетов 8-го авиаотряда Народной армии за 9 сентября 1918:
«1. Лейтенант КУКУРАНОВ, капитан ПОПОВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка района Верхнего Услона, 7.31-7.56,25 мин.
Результаты: «Сброшены 3 пудовые бомбы; 2 бомбы в баржу к югу от Верхнего Услона и 1 бомба в пароход у Верхнего Услона».
2. Подпоручик ПОНЯТОВ, капитан ПОПОВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка района р.Устье и Верхний Услон, 8.20-8.45, 25 мин.
Результаты: «Сброшены 3 пудовые бомбы; 2 бомбы в пристань пароходства Каменских и 1 бомба в пароход у Верхнего Услона».
3.  Лейтенант КУКУРАНОВ, капитан ПОПОВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка района В. Услона и Печищи, 9.20-9.45, 25 мин.
Результаты: «Сброшены 3 пудовые бомбы; 2 бомбы у В. Услона и 1 бомба в баржу к западу от пристаней на устьи».
4. Подпоручик ПОНЯТОВ, капитан ПОПОВ, аппарат «Лебедь-12».
Задание: разведка района В. Услона и Печищи, 10.10-11.00, 50 мин.
Результаты: «Сброшены 2 пудовые бомбы; 1 бомба сброшена в баржу у В. Услона и другая в пароход у д. Печищи»»[53].

10 Сентября 1918 г.

Из донесения Начальника Штаба Воздухфлота 5-й армии:
«Сводка донесений за 10 сентября к 11 ч 30 мин: летчиками, летавшими между 9 ч и 1 ч 5 мин было замечено <...>.
К 13 ч 40 мин: летчиками, летавшими между 12 ч 10 мин и 13 ч 20 мин замечено: отступление обозов, пехоты, кавалерии белых к Столбищам. По дороге от Столбищ к Лаишево тоже видно движение белых войск. Летчики бросали бомбы и с незначительной высоты обстреливали из пулеметов белых, последние в паническом страхе бежали. Бомбы сброшены в д. Столбище, Ковали и шедший обоз от Казани к Столбищам. Всего сброшено 11п 30ф бомб.
К 20 ч 30 мин: летчиками, летавшими между 18 ч 20 мин и 20 ч 15 мин было замечено <...>. Наши летчики сбросили бомбы у Шаланги и пристань и на отступающие части белых, обстреливали их также пулеметным огнем с самолетов. У Шаланги после бомбежки был виден пожар. Всего сброшено 6 пудов бомб. Наши летчики были обстреляны сильным артиллерийским огнем с буксиров у Шаланги и пароходов под Ташевкой. Из группы летчиков, производивших разведку 10-го вечером военный летчик Гусев не вернулся на аэродром»[54].

Разведывательная сводка Гидроавиационного отряда [Волжской Военной] флотилии:
«Результаты полета после обеда 10-го сентября: близ дер. Ташевка один пароход, три за островом, близ дер. Шаланга, находятся два буксира. Иных судов не обнаружено»[55].

В этот день Казань была взята красными войсками.
Красные понесли следующие потери:
- в авариях разбито не менее 5 машин;
- погибли в катастрофе летчик Сметанин и механик Мезбах;
-  перелетели на сторону противника летчики Штурм (самолет остался у красных), Ефремов («Ньюпор-24»), Рябов («Ньюпор-23»), Де-Вайот («Ньюпор-17»), Кудлаенко с Невяжским (7 сентября из Алатыря улетели на «Сопвиче» вместо Свияжска в Самару) и Гусев («Ньюпор-21»).
Отделение 4-го Социалистического авиаотряда переформированное в 13-й разведывательный авиаотряд за отличную работу получил наименование «Казанский», который он пронес всю Гражданскую войну. 23-й корпусной стал именоваться 23-м Свияжским авиаотрядом.

Белые не понесли потерь в летном составе. Все отряды успели эвакуироваться. Согласно акта 2-й авиагруппы Народной Армии: «Техническое имущество авиагруппы в виду спешного выступления из г. Казани за неимением перевозочных средств оставлено на Архиерейской даче близ г. Казани следующее:
Ньюпор-Х – 2 апп. негодн., Моран-Парасоль – 2 апп. негодн., Лебедь-ХII – 3 апп. негодн., Вуазен – 11 апп. неиспр., Альбатрос – 4 апп. неиспр., Фарман-ХХII – 1 апп. неиспр., Фарман-ХХ – 2 апп., Фарман-XVI – 2 апп. негодн., Фарман-IV – 3 апп. Всего 30 самолетов».

Итоги летной работы пилотов обеих сторон в боях за Казань приводятся ниже.

Сведения о самолетах, имеющихся в Петроградской авиашколе летчиков-разведчиков 10 августа 1918 г.[56]
Боевые
 Ньюпор-Х1, исправн. собран
 Ньюпор-Х 1, разбит
 Ньюпор-IХ 1, без мотора, исправен, разобран
 Фарман-40 1, неисправен, разобран
 Марчет 1, исправен, собран
 Марчет 1, без мотора, неисправен, разобран
 Моран-Парасоль 1, исправен, разобран
 Моран-Парасоль 4, без моторов, разобраны
 Лебедь-12 1, исправен, собран
 Лебедь-12 2, исправны, разобраны
 Лебедь-12 1, неисправен, разобран
 Учебно-разведочного типа
 Вуазен 1, исправен, собран
 Вуазен 2, исправны, разобраны
 Вуазен 11, без моторов, неисправны, разобраны
 Учебные
 Альбатрос 1, исправен, собран
 Альбатрос 6, исправны, разобраны
  
 ВСЕГО: 36 аппаратов

23 августа 1918 г. Приказ № 6 по 2-ой Авиационной Группе Народной Армии, г. Казань
§ 1. 2-ую Авиационную Группу Народной Армии объявляю сформированной.

Командир, Военный лётчик, Штабс-капитан РЫБАКОВ[57]

Сведения о самолетах 2-й авиагруппы, 29 августа 1918 г.[58]

Отряд 
Наименование самолета
Состояние самолета
 5-й авиаотряд
 Вуазен исправный
 Марчет исправный
 Марчет нет одной рулевой тяги
 Парасоль сломан винт
  Альбатрос неисправный
 6-й авиаотряд
 Ньюпор-17 исправные
 Ньюпор-23
 Ньюпор-24
 7-й авиаотряд
 Вуазен исправный
 Фарман-40 разбит
 Вуазен фр. в сборке
 Ньюпор-17 в ремонте
 Альбатрос
 исправный
 8-й авиаотряд
 Сопвич
  в ремонте
 Лебедь-12 исправный
 Парасоль неисправный
  Вуазен фр. собирается
 
Командир 2-й Боевой Авиационной Группы, Военный летчик, Штабс-Капитан РЫБАКОВ.

Сведения о боевом налете летчиков 2-й авиагруппы Народной Армии, за период с 15 Августа по 9 Сентября 1918 г.[59]

 Управление
 Военный летчик, штабс-капитан РЫБАКОВ, командирНалет в боях под Казанью неизвестен
5-й авиаотряд
 Военный летчик, поручик ЛЕВЧЕНКО, командир 12 разведок = 21 ч 30 мин
 Военный летчик, ст.унтер-офицер КАЛИТНИКОВ, летчик 16 боевых полетов = 30 часов
 Военный летчик, ст.унтер-офицер МАКЕЕВ, летчик 31 боевой час
 6-й авиаотряд
 Военный летчик, поручик ВАСИЛЬЕВ, командир Налет в боях под Казанью неизвестен
 Военный летчик, ст.унтер-офицер АНДРЕЕВ, летчик Налет в боях под Казанью неизвестен
 Военный летчик, ст.унтер-офицер КОРОЛЬКО, летчик За август 1918 г. налет на Ньюпор-17 и Ньюпор-23 23 ч 50 мин
 Военный летчик, ст. унтер-офицер ПАНФИЛОВ, летчик Налет в боях под Казанью неизвестен
 7-й авиаотряд
 Военный летчик, штабс-капитан ГАЛЫШЕВ Виктор, Командир Налет в боях под Казанью неизвестен
 Военный летчик, прапорщик ХОРЬКОВ, летчик Налет в боях под Казанью неизвестен
 Летчик, штабс-капитан ИЛЬИН Петр, летчик Боевых 8 ч 12 мин
 Летчик, ст.унтер-офицер КОРОЛЕВ, летчик Налет в боях под Казанью неизвестен
 8-й авиаотряд
 Морской летчик, лейтенант КУКУРАНОВ, командир Известно о 6 боевых полетах = 3 ч 25 мин
 Военный летчик, поручик ВЫШЕГОРОДСКИЙ, летчик 11 боевых часов
 Военный летчик, подпоручик ПОНЯТОВ, летчик Известно о 4 боевых полетах = 3 ч 30 мин
Морской летчик, прапорщик МЕДВЕДЕВ, летчик
 Налет в боях под Казанью неизвестен

Боевые полеты, выполненные летчиками Воздушного Флота 5-й Армии за период с 11 Августа по 10 Сентября 1918 г.[60]

23-й корпусной авиаотряд
 САТУНИН31 полет = 41 ч 10 мин
 СМЕТАНИН 6 полетов = 7 ч 55 мин
 ГУСЕВ 21 полет = 18 ч 20 мин
 БРИГЕ 4 полета = 5 ч 20 мин
 ДЕВАЙОД 2 полета = 2 ч 40 мин
 РЯБОВ 1 полет = 50 мин
 КРОПИНОВ 1 полет = 25 мин
 1-я Советская авиагруппа (Управление, 1-й и 2-й авиаотряды)
 ПАВЛОВ 33 полета = 33 ч 10 мин
 ИНГАУНИС
 30 полетов = 32 ч 20 мин
 САПОЖНИКОВ 7 полетов = 9 ч
 ЕФИМОВ 7 полетов = 5 ч 20 мин
 БАКИН 5 полетов = 6 ч
 ГВАЙТА 4 полета = 3 ч 50 мин
 БЫЛИНКИН 1 полет =1 ч
 ЛОГИНОВ 1 полет =1 ч
 ЕФРЕМОВ 1 полет =1 ч
 1-е Казанское отделение 4-го Социалистического авиаотряда
 ЛЕВИТОВ 24 полета = 23 ч 35 мин
 ХЕНДРИКОВ 21 полет = 19 ч 40 мин
 ЕФИМОВ 2 полета = 2 ч 30 мин
 Боевое отделение 12-го авиадивизиона
 КУДЛАЕНКО 7 полетов = 9 ч 30 мин
 БАТУРИН 3 полета = 2 ч 50 мин
 НЕВЯЖСКИЙ 2 полета - 2 ч 45 мин
 ГУДКОВ 1 полет = 35 мин
  
 ИТОГО 215 боевых полетов общей продолжительностью 230 ч 45 мин

Источники:
Доклады Академии военных наук, № 5(29), 2007 г.
[1] РГВА. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 295, Л. 1. Эта и последующие цитаты приводятся в неизменном виде.
[2] Там же. Ф. 29. Оп. 4. Д. 14. Л. 195.
[3] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 295. Л. 2.
[4] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 233-235.
[5] Там же Ф. 30. Оп. 2. Д. 10. Л. 82.
[6] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 233.
[7] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 295. Л. 7.
[8] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 66. Л. 16.
[9] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 233.
[10] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 1-2.
[11] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 233-235.
[12] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 295. Л. 7.
[13] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 3-3 об.
[14] Там же. Л. 5.
[15] Там же. Л. 6.
[16] Там же. Л. 11.
[17] Там же. Л.12.
[18] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 265.
[19] Там же. Ф. 185. On. 3. Д. 2346. Л. 15.
[20] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 235.
[21] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 265.
[22] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 17-18.
[23] Там же. Л. 19.
[24] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 265.
[25] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 62-63.
[26] Там же. Ф. 106. Оп. 3, Д. 757. Л. 235.
[27] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 72.
[28] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 235.
[29] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 72 об.
[30] Там же. Ф. 106. Оп. 3. Д. 757. Л. 235.
[31] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 413. Л. 20 об.
[32] Там же. Д. 309. Л. 265.
[33] Там же. Ф. 185. On. 3. Д. 2346. Л. 75.
[34] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 265.
[35] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 75 об.
[36] Там же. Л. 27.
[37] Там же. Д. 64. Л. 141.
[38] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 266.
[39] Там же.
[40] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 30.
[41] Там же. Д. 64. Л. 166.
[42] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 266.
[43] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 32.
[44] Там же. Д. 64. Л. 176.
[45] Там же. Д. 2346, Л. ЗЗ-ЗЗоб.
[46] Там же. Д. 64. Л. 187.
[47] Там же. Д. 2346. Л. 37-38.
[48] Там же. Д. 64. Л. 191.
[49] Там же. Д. 2346. Л. 39.
[50] Там же. Д. 64. Л. 192.
[51] Там же. Д. 2346. Л. 42.
[52] Там же. Д. 64. Л. 205.
[53] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 309. Л. 267.
[54] Там же. Ф. 185. Оп. 3. Д. 2346. Л. 43-44.
[55] Там же. Д. 64. Л. 227.
[56] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 344. Л. 299.
[57] Там же. Ф. 40213. Оп. 1. Д. 692. Л. 1.
[58] Там же. Ф. 39499. Оп. 1. Д. 344. Л. 309.
[59] Таблица составлена автором на основе послужных списков и донесений о полетах.
[60] РГВА. Ф. 10б. Оп. 3. Д. 757. Л. 236.

RSS Feeds

Rambler's Top100 2008-2017 © РетропланЪ
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.
Карта сайта - О проекте - Новости - Контакты